Юрий Мухин про Катынь

22.04.2010

Неоднократно встречаю разговоры обывателей о том, что им-де доподлинно известно (см. "прочитали в Интернете"), что поляков в Катынском лесу казнил НКВД. А вот что рассказывает Юрий Игнатьевич Мухин, автор книги "Антироссийская подлость".В «Новой газете» 22 апреля 2009 года утверждалось: «…документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б)». Внук И.В. Сталина, Е.Я. Джугашвили, подал в Басманный суд города Москвы иск о признании данных сведений несоответствующими действительности.
В ходе судебного разбирательства с 8 по 13 октября 2009 года ответчики и их адвокаты представили копии этих документов, в свою очередь, истцы представили суду анализ этих документов и показали, что эти документы имеют не менее 43 признаков подделки.
В результате Басманный суд не признал утверждение о расстреле поляков СССР соответствующими действительности сведениями, а признал эти утверждениями безответственной болтовней журналистов. И на сегодня по Катынскому делу имеются:
- отказ Главной военной прокуратуры России предъявлять обвинение по Катынскому делу в нарушение статьи 24 ГПК РФ;
- отказ Конституционного суда, рассмотревшего упомянутые документы в 1992 году, признать вину КПСС в убийстве пленных поляков;
- отказ Басманного суда, рассмотревшего упомянутые документы, признать факт того, «что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б)».
Ю.И. Мухин, Только суд!
Но, к сожалению, ни о какой солидарности во власти на эту тему говорить не приходится. Президент Дмитрий Медведев делится своей позицией с поляками:«Одна из них — Катынская трагедия. Хотя с нашей стороны все оценки давно даны. Катынская трагедия — это преступление Сталина и ряда его приспешников. Позиция российского государства по этому вопросу давно сформулирована и остается неизменной», - подчеркнул Дмитрий Медведев.
Медведев: Катынская трагедия – преступление сталинского режима
Нашему президенту, юристу по образованию, известно, что имело место преступление, он даже может назвать преступников. Без обвинительного заключения, без решения суда - такова позиция российского государства. Какому суду, интересно, будет позволено принять отличное от этой позиции решение?

Комментарии