СССР — 100 вопросов и ответов

Как все знают, в СССР имела место советская пропаганда, страшный инструмент, с помощью которого кровавые упыри из КПСС заставляли граждан быть порядочными, любить Родину и труд, а отказывавшихся миллиардами расстреливали. И в то же время, на просвещенном демократическом Западе действовала пропаганда антисоветская, целью которой была, наоборот, критика советского режима, его дискредитация в глазах собственного населения. В западных СМИ с этой целью поднимались особо "острые", проблемные для советского общества вопросы. Кстати, говорят, что именно оттуда, из западной антисоветской пропаганды, и растут ноги у "вопросов к СССР", озвучиваемых нашими современными либералами.

Советская печать вопросы Запада без внимания, однако, не оставляла. Вот, например, недавно наткнулся на изданную в 1980 году книгу "СССР 100 вопросов и ответов", состоящую из вопросов иностранцев о разных аспектах жизни в СССР и ответов на них. Прикольно, что ответы на многое, горячо обсуждаемое интернет-интеллектуалами сегодня, были даны еще тогда, тридцать лет назад.

Например, многих остро волнует, что в СССР было непросто разжиться импортными шмотками. Вот отрывок:

Почему же тогда ситуация не меняется к лучше­му? — спросит читатель.
Меняется. Для того чтобы увидеть это, достаточ­но взглянуть на вещи беспристрастно. Для примера разберем коротко ситуацию с мебелью. До середины 50-х годов, когда в СССР развернулось массовое жи­лищное строительство, спрос на мебель был невелик. Подавляющее большинство граждан имели по ком­нате на семью, и «излишки» мебели им просто некуда было ставить.
С тех пор в стране ежегодно строится больше двух миллионов новых квартир. При удвоении реальных доходов за 15 лет это обусловило лавинообразный рост спроса на мебель по сравнению с 1940 годом продажа мебели увеличилась в 1965 году в 12 раз, в 1970 — в 18, в 1975 —в 26, в 1978 — в 30 раз. Ста­рые предприятия, укомплектованные опытными, а часто и потомственными мебельщиками, удовлетво­рить этот спрос не могли. Строились новые комбина­ты и фабрики невиданного прежде размаха, и рабо­тать на них пришли новички. Количественно рынок в основном насытили. Но очень скоро потребитель потребовал и нового, куда более высокого качества.
Советская мебельная промышленность столкну­лась с непривычным для нее покупателем, ждущим изделия высшего мирового стандарта. С миллионами таких покупателей.
Подобное положение и в некоторых других отрас­лях: небывалыми прежде темпами растет спрос, ме­няется его структура С такими стремительными переменами промышленность Запада не сталкивается (мы имеем в виду не капризы моды, а быстрый и устойчивый рост благосостояния ВСЕГО населения).
Простой житейский пример. Поколение нынешних 40—50-летних в молодости мечтало о любом телеви­зоре, о любой квартире, о любом приличном костюме или паре обуви. Следующее поколение — нынешние 20-летние куда более требовательны они не меч­тают, а считают нужным иметь цветной телевизор, хорошую квартиру и несколько комплектов самой модной одежды и обуви.
Иначе говоря, сегодняшние проблемы — не что иное, как побочный результат наших же достижений, но они не перестают от этого быть проблемами, при­том весьма серьезными, а подчас и болезненными.
В промышленности и торговле идет перестройка — и техническая, и психологическая, и экономическая. Есть и первые положительные результаты, ряд советских потребительских товаров (часы, фотоаппараты, телевизоры, радиоприемники, некоторые виды тканей, одежды, обуви, парфюмерии и т. д ) успешно выдер­живают экзамен на мировом рынке. Сегодня, увидев москвича, зашедшего в магазин, нельзя с уверенно­стью сказать, что он ищет: финский костюм или ленинградскую электромясорубку...

Не оставлен без внимания и любимый вопрос либеральных интеллектуалов про зерно:

— В 1909—1913 годах, в период наи­высшего подъема российского капитализма, страна вывозила за рубеж в среднем 11 миллионов тонн зерна ежегодно. Зерно в те годы было практически монокультурой (88,5 процента посевных площадей), а хлеб — важнейшим продуктом питания крестьян. Сам факт экспорта не означал, что царская Россия имела «излишки»: в 1911 году в стране голодало 30 миллионов человек (каждый пятый), но вывоз зерна в связи с выгодной конъюнктурой на мировом рынке достиг рекордной цифры—13,5 миллиона тонн.
Сейчас зерновые сборы возросли по сравнению с дореволюционным периодом втрое, и тем не менее СССР вынужден покупать зерно. В чем дело?
Чтобы интенсивно развивать животноводство с целью дальнейшего увеличения потребления мяса, надо иметь достаточное количество зерна, идущего на корм скоту. В свое время академик Немчинов, один из крупнейших советских экономистов, опреде­лил общую потребность страны в зерне: тонна в год на одного жителя. Такие сборы будут реальными в 90-х годах, не раньше. Темпы роста производства зерна значительно обгоняют прирост населения.
Пока же, однако, нужда в зерне — и именно в фуражном зерне — сохраняется. К хлебу как таково­му это отношения не имеет. Даже самый низкий за последнее десятилетие сбор зерна (140 млн. тонн в 1975 г. — следствие засухи) — это много больше того количества, которое требуется Советскому Союзу для полного, повсеместного и бесперебойного удовлетво­рения нужд населения в хлебе и в других изделиях из муки.
До того как мы начали переводить животновод­ство на индустриальные рельсы, такого острого не­достатка в фуражном зерне не ощущалось. Харак­терно, что еще в 1960 году, когда страна собрала всего 125,5 миллиона тонн зерна, было вывезено за рубеж 6,8 миллиона тонн, а импортировано — всего 0,2 миллиона.
Сейчас, когда расход зерна на фуражные цели превысил 100 миллионов тонн в год, даже при мак­симальных по сегодняшним критериям сборах (237 млн. тонн в 1978 году) полностью обеспечить нужды животноводства без импорта зерна трудно. По этой причине Советский Союз и вынужден пока еще им­портировать часть фуражного зерна.

Разумеется, никаких покровов книжка не срывает и прочитав ее одну сразу получить глубинные знания не выйдет. Тем более это не фундаментальный труд, а брошюра с ответами на вопросы. Но этим - ответами на вопросы - она и полезна.

Идиот, конечно, немедленно заявит, что все это - лживая тоталитарная советская пропаганда. Ну, на то он и идиот. Пусть дальше пересказывает пропаганду демократическую западную, там ведь все не по лжи. Книжка, однако, не для идиотов, а для желающих ознакомиться со всеми мнениями по вопросу.

Архив с html-версией прикреплен к заметке. В других форматах можно скачать отсюда.

Комментарии