Про ответственность

02.12.2017

Любопытные вещи способна сотворить с гражданами такая штука как ответственность. Взять, скажем, случайное собрание людей, которым для какого-нибудь дела потребовался доброволец. Вид у группы будет удручающий — носки ботинок ковыряют полы, руки сложены, глаза внимательно изучают высокохудожественные порезы на джинсах. Языки — где-то в районе заднепроходных отверстий. Грустный манекен-челендж будет продолжаться, пока не встанет самый ответственный (или нетерпеливый, или просто тупой).

Тут есть интересный момент: как только ответственность нашла своего добровольца, языки из жоп немедленно будут вынуты. И от пребывания в негигиеничных условиях начнут, по всей видимости, безумно чесаться. Новоиспеченный доброволец будет осыпан шквалом советов о том, как ему лучше сделать то, что минуту назад делать никто не хотел. Потому что — и это всем очевидно — в любой группе людей наиопытнейшие эксперты всегда те, кто советует. Иначе бы они ведь не советовали, правда?

Если уже устал конспектировать ценнейшие сведения, утихомирить экспертов легко: нужно просто попросить оказать деятельную помощь. Это вернейший способ вернуть граждан в привычную позицию: носки ботинок, коленки, нервные взгляды на часы и дверь, застенчивое молчание.

Не менее интересно, что будучи выданной конкретному человеку, отвественность из только что нежеланной участи тут же превращается в почетную привилегию. А доброволец — в узурпатора, который (чисто за счет обмана и гнусности своей) опередил всех остальных желающих, уж точно более порядочных. Да-да, желающие, конечно, были — просто не успели об этом сообщить, а потом стало слишком поздно. И, что еще обиднее, их так вульгарно опередили уже не в первый раз.

В общем, теперь задача коллектива — с недоверием смотреть на добровольца и при удобном случае напоминать, какая честь ему коллективом оказана. Бояться доброволец, наверное, не должен, но испытывать чувство долга и благодарности — наверняка! Ну и по завершении взятой на себя обязанности — предоставить коллективу подробнейший отчет, форма которого определяется, разумеется, коллективом. Читать его, конечно, никто не будет: для этого потребовался бы новый доброволец. Но поскольку надо «знать свое место», «не путать берега» и «непонятно, что вы там вообще делаете» — отчет должен быть.

Сделать с этим, как мне представляется, ничего нельзя: такое отношение подпитывает само себя. Но иметь в виду — можно, и даже нужно.

Комментарии