Про коллективные переводы и просмотр видео

03.11.2011

Сегодня хочу немножко поразглагольствовать о переводе субтитров и о том, какое место в этом процессе занимает просмотр оригинального видеофайла. Но сначала небольшое лирическое отступление.

Некоторое время назад регулярно смотрел свежие серии известного американского телесериала House M.D. Смотрел, однако, не один, потому требовалось снабдить английскую звуковую дорожку русскими субтитрами. Субтитры при этом брались с известно какого ресурса, где они появлялись в пределах суток от выхода на FOX очередной серии.

Не то чтобы сериал про дохтура Хауса мне особо нравился, но в процессе просмотра обращал внимание на текст в субтитрах — результат коллективного перевода. А из субтитров в глаза регулярно бросались вопиющие ошибки. Не сказать, что раньше я никогда ошибок в переводах не видел, видел конечно, куда там. Но тут на свет, помимо прочего, вылез целый пласт ошибок, вызванных одной и той же причиной: нежеланием (невозможностью) сверяться при переводе с оригинальным видеоматериалом. Вот именно о них я и хотел бы поговорить.

Оказалось, среди участников перевода «Доктора Хауса» то и дело встречаются граждане, которые посмотреть серию еще не успели, а переводить — уже жаждут. Каковы же основные результаты их деятельности? В основном, судя по всему — переводы мелких реплик. Однако можно ли на самом деле перевести мелкие реплики без просмотра? Вот, например, говорится:

 — Hey!

Что это? Бодрое приветствие или оклик убегающего с украденной сумкой хулигана? Как определить, не глядя?
Естественно, в ходе своей деятельности «несмотревшие» немедленно путают:

  • Мужской и женский род. Have you been there? — как понять не глядя, мужчине адресован вопрос, или женщине?
  • Обращения «ты/вы». Англоязычники вежливые, всем говорят — you are. Откуда известно, обращаются ли к детсадовцу, или к пенсионеру? К близкому другу, или к роте солдат?
  • Всевозможные контекстные вещи. Если у слова несколько значений — какое из них использовать?

Тут кто-то мог бы заметить, что «люди просто хотят помочь побыстрее перевести». Но давайте подумаем, какой вклад в перевод вносят эти желающие помочь люди? Сложные диалоги и шутки они переведут вряд ли — там и контексты имеют значение, и отсылы к другим частям сюжета присутствуют. Основной их вклад — это как раз скромные реплики типа

Hey, how are you?
What are you doing?
Good idea!

и пр. Но по своему скромному опыту могу сказать — на перевод таких реплик уходит где-то 5% времени. А вот на вылавливание перечисленных выше (и иных) ошибок, которые неизбежно появляются в ходе «слепого» перевода, времени уйдет больше — это ж надо посмотреть, заметить, исправить… Так в чем же помощь?

Кто-то еще мог бы сказать — мол, это любители, значит не надо судить их строго. Осмелюсь заметить — любители как правило испытывают интерес к предмету, стараются постичь его, узнать о нем больше, овладеть лучше. Повысить уровень своего любительского мастерства. Не плодить лажу. Им свойственно старание, то есть. Как же правильно называть этих «желающих помочь» граждан? Тоже любителями? Или просто бездельниками, у которых есть скука, свободное время и англо-русский словарь, но нет ни малейшей ответственности за собственные действия?

На мой взгляд, именно описанное явление сильнее всего остального дискредитирует идею коллективного перевода. В которой, при правильном подходе, ничего плохого, в общем-то, нет.

Но бог с ними, с псевдолюбителями. Практика показывает, что на видеоряд точно так же не обращают внимания и профессионалы из телевизора и кино. Чем иначе объяснить перевод We live down there как Мы его соседи снизу?
Как оправдать превращение торта в легкие наркотики? (см. «Конкорды под градусом»)
Как еще предложение поспорить на 20 баксов можно превратить в загадочного «двадцатого», который «говорит, что отправляется», притом что результат, произнесенный вслух, не имеет никакого смысла?
И это безо всякого коллективного/полуанонимного рабочего процесса, прошу заметить.

Причины такой профессиональной работы лежат на поверхности (и переводы тут не одиноки). Халатность, лень, равнодушие к материалу, порой, усугубляющиеся безграмотностью. Ну и спешка, конечно. Кстати, о спешке: лично я, ни разу не специалист, грешным делом поторопился выпустить 12-ю серию «Конкордов» 31-го декабря, чтоб не оставлять на каникулы. В результате

 — He also started copying my look.

у меня тут же превратилось в покражу внешности. Хотя одного дополнительного взгляда на эпизод хватило бы чтоб понять — речь о взгляде (простите за каламбур). Хорошо еще, меня потом поправили внимательные зрители.

А вот что особенно обидно — так это то, что для устранения именно (только) этих ошибок зачастую не нужно быть семи пядей во лбу. Не нужно ездить по америкам. Не нужно специального образования, глубоких знаний чужой культуры. Нужно только взять и внимательно посмотреть на оригинальную картинку — и все встанет на свои места. Просто ввиду очевидности и даже абсурдности ошибки. Правда, для этого требуется нечто другое. Любовь, или хотя бы интерес к материалу, и порождаемая интересом ответственность. Если же вместо интереса у нас равнодушие — будем иметь то, что, собственно, и имеем.

Итого: сносно перевести фильм (или часть фильма) по тексту, не сверяясь с видеорядом — невозможно. Смотреть приходится:

  • целиком, один или несколько раз перед переводом, возможно, с блокнотом в зубах чтобы сразу отмечать важное;
  • часто сверяться при переводе фрагментов, т. к. предыдущие просмотры в памяти могут засбоить;
  • снова целиком, уже переведенное, снова с блокнотом в зубах — фиксировать ошибки.

То есть — много-много раз смотреть.

Для чего, кстати, в коллективный перевод субтитров Cotranslate.Net уже внедрена экспериментальная система просмотра видео в выпадающем окошке-облачке. Подробности — тут. Приглашаю пользоваться.

Спасибо за внимание.

Комментарии