Про кулака Карагодина

25.11.2016

В этом месте, наверное, кому-то не совсем понятно, в чем именно участвовал Степан Карагодин и на кого он работал во время японской оккупации. Непонимание легко исправить. Японские историки вполне подробно описывают то, что творили их военные в период оккупации советского Дальнего Востока.

Так, 11 января 1919 года карательный отряд, прибывший в деревни Межаново и Сохатино, по приказу командира, капитана Маэда, расстрелял всех находившихся в этих деревнях жителей, включая женщин и детей, а сами деревни были сожжены полностью.

Генерал-майор Сиро Ямада издал приказ об уничтожении всех тех сел и деревень, жители которых поддерживали связь с партизанами. Были полностью уничтожены: Круглое, Разливка, Черновская, Красный Яр, Павловка, Андреевка, Васильевка, Ивановка и Рождественская.

Остались свидетельства о гибели Ивановки. Как сообщается в японских источниках, село было неожиданно для его жителей окружено японскими карателями 22 марта 1919 года. Сначала Ивановка была расстреляна из пушек, затем в село вошли японские солдаты. Мужчин села расстреляли и закололи штыками. Оставшиеся в живых дети, старики и женщины были заперты в нескольких амбарах и сараях и сожжены заживо.

В Хабаровске население сократилось с 55 тысяч человек до 30 тысяч. Во Владивостоке погибло 7 тысяч русских поселенцев. В январе–апреле 1920 года на территории Амурской области милитаристы сожгли 25 сел вместе с жителями.

Так что же там крестьянин Степан Карагодин? А он принимал во всем этом деятельное участие. И лишь 300 рублей взятки дали ему возможность прожить еще 16 лет, родить нескольких сыновей и дать таким образом жизнь моему соотечественнику Денису Карагодину, который решил поворошить мертвые кости.

Бревно в глазу как символ «примирения»: Роман Носиков о деле кулака Карагодина

Комментарии