Нови Сад и окрестности

Пока жил четыре дня в Белграде, заезжал пару раз посмотреть на город Нови Сад и окрестности и, как уже писал, пообщаться с тамошними друпалерами. В первый раз приехал вечером, посидели в кабаке под названием, кажется, «Ланселот», в симпатичном таком рыцарском стиле оформленном. (Меня уже поправили, кафе называется The Camelot) После пива и поедания здоровенных мясных рулек Драган с Лукой поводили меня по центру ночного города. Привели на набережную, показали Петроварадинскую крепость на другом берегу Дуная. Посетовали, что Нови Сад известен всем по фотографии крепости с этой стороны реки, а вот по фотографии самой набережной из крепости — нет.

Поэтому, вернувшись в Нови Сад в следующий раз, уже днем, я взобрался на крепость дабы исправить это досадное недоразумение.

Город Нови Сад — центр Воеводины, один из самых больших городов Сербии, четвертый по величине после Белграда, Крагуеваца и Ниша. Правда, не такой древний как первые три — возник Нови Сад лишь в XVIII веке. Добрые, цивилизованные и гуманные австро-венгерские католики запрещали православным сербам жить с ними в одном городе. А город этот был конечно же Петроварадином, (он же Петервардейн) расположившимся вокруг Петроварадинской крепости. Сербам ничего не оставалось, кроме как поселиться на другом берегу Дуная. Так и вырос Нови Сад.

Вдумчивый осмотр я начал крепости, каковая, вместе со всем Петроварадином, в наши дни входит в состав города Нови Сад. Сначала осмотрел ее с моста и набережной.

Затем, размахивая над головой фотомыльницей, изрыгая проклятия на турецком языке и улюлюкая, ворвался внутрь, надеясь слегка напугать засевших там австрийцев своим неожиданным прибытием.

Правда, австрийцев не оказалось. Возможно, они успели скрыться через подземный ход, для заметания следов замаскировав его мусором.

Вместо них в крепости оказалась группа сербских старшеклассников. Старшеклассники беспорядочно бродили по стенам и фотографировались. Побродил по стенам вместе с ними и я. И тоже сфотографировался.

И мост через Дунай сфотографировал.

Мост, кстати, временный — стоит вместо постоянного уже десятилетие. Постоянный, само собой, разбомбили натовские самолеты, Нови Сад вообще бомбили много раз. Чуть дальше по Дунаю разбомбили другой мост, покрасивше, под названием мост Свободы. Через несколько лет Евросоюз подсобил новисадцам в восстановлении этого моста и теперь невинно полагает, что сербы должны европейцам быть за это благодарны. Конечно, из скромности не упоминая, по какой причине мост пришлось восстанавливать.

В крепости, кстати, есть и музей. За вход требуют чуть ли не 300 динаров (чуть меньше 150 рублей), хотя музей вообще-то едва-едва больше музея Теслы в Белграде. Музей практически полностью посвящен знаменитой Петроварадинской битве австрийцев с турками, имевшей место в 1716 году. Австрийцы тогда туркам как следует всыпали, отхватив в результате той войны себе еще балканской земельки. В музее имеются фотографии, картины и схемы на тему битвы.

Еще львиную долю площади музея занимает странное бревносудно с пластиковыми гребцами, стоящее там без всяких подписей и объяснений.

Чем еще любопытна крепость? Под ней около 16 км подземных ходов. Говорят, если заранее позвонить и записаться — можно даже по этим ходам походить. А еще в крепости каждое лето, начиная с 2000 года, проходит музыкальный фестиваль EXIT. Изначально фестиваль организовали дабы вовлечь сербскую молодежь в политические протесты против режима Милошевича. Поэтому фашиствующий путеводитель по Сербии издательства Томаса Кука фестиваль на все лады нахваливает — за распространение демократии и все такое.

Выбравшись из крепости, пошел смотреть остальной Нови Сад. Погулял по набережной Дуная:

В поисках парковочной зоны на пару часов подъехал прямо к музею Воеводины. Музей оказался: а) довольно большим и б) совершенно бесплатным. Хотя, даже несмотря на это, в музее был только я — пришлось для меня отпирать двери в экспозицию и свет включать. Хотя в другом помещении, где была выставка, посвященная спектаклям Лазе Костича, шептались две девицы. Но работница музея ознакомиться с девицами выставкой не дала — отвела в основные помещения.

Побродил, посмотрел. В музее — история края с самых доисторических времен, поглазеть интересно. Черепки, черепа, древние инструменты и игрушки, шлемы.

Были фотографии и мундиры, портреты патриархов, карета, костюмы священнослужителей.

Был стенд, посвященный спорту в Воеводине:

В углу на одной из фотографий можно заметить Лайоша Вермеша, памятник которому стоит на берегу Палицкого озера в Суботице.

А вот стенд про образование:

И национальные костюмы:

На выходе из музея сотрудница сообщила, что в соседнем здании — продолжение музея Воеводины, про войну. Немедленно побежал смотреть дальше.

В соседнем здании оказалось две выставки — одна про обе мировые войны, а другая — временная — выставка военной пропаганды в Воеводине во время Второй мировой войны.

На выставке военной пропаганды представлены листовки и плакаты, содержащие пропаганду антиеврейскую, антибольшевистсвую, нацистскую — в исполнении немцев, венгров, хорватских усташей и прочих фашистов. Были и положительные листовки — национального освободительного фронта (см. Тито).

Еще на выставке пропаганды показывали некий фильм — видимо тоже пропагандистский, но на слух я не понял, о чем.

На постоянной выставке Первой и Второй мировых войн все как и в других военных музеях — схемы, фотографии, газетные вырезки, оружие, военная форма.

Нашлись и советские листовки, а также фотография маршала Толбухина и письмо ему же от Тито.

Да, на эти выставки я тоже глазел в одиночестве. Хотя они тоже были интересные и бесплатные.

Окультурившись, пошел смотреть центр города. На подходе к главной площади обнаружил марш протеста. Горожане шли с плакатами и хором кричали «Почему воду?!» Видимо, пришла пора летних отключений.

А на главной площади — всякие дома, красивые и/или старые.

Есть там и католическая церковь.

Видимо, не проникнувшиеся гуманизмом европейской цивилизации сербы жить в одном городе с католиками не против. В отличие от.

А вот популярная среди подростков буква «П» — она как бы говорит нам, что Нови Сад и Пермь должны быть городами-побратимами.

Сделал еще кружок по городу, и отправился дальше — смотреть национальный парк Фрушка Гора (она же гора Франков).

В принципе, Фрушка Гора — это просто большой лесопарк на горе, площадью в 255 квадратных километров. Сербы ездят туда поесть шашлыков и погулять в лесу, там проводят марафоны и в принципе через весь парк можно проехать на машине. Но так как лесопарки и у нас в Зеленограде в достатке — решил долго не задерживаться.

На территории Фрушки Горы и близ нее в 16 населенных пунктах сохранились монастыри разной степени древности. Многие из них были разграблены хорватскими усташами во Вторую Мировую, но монастыри по-прежнему популярны. Сам я, правда, ни разу не паломник, да и вообще не религиозен, но в пару городов решил заехать — не бродить же по лесу.

Сначала заехал в город Беочин. Поглядел на памятник солдатам Второй Мировой, поужинал в каком-то очень приличном семейном кабаке.

Потом внезапно стало темнеть. Ездить по лесу в холмах, в сумерках, да еще по узким и не очень качественным дорогам — занятие нервное. Уже под покровом ночи я прокрался в зловесчую деревню Велика Ремета, узенькая дорожка к которой в навигаторе и обозначена-то не была. Поглазел на монастырь.

Дальше уже стало вообще хоть глаз выколи, выполз на шоссе и поехал обратно в Белград. По дороге до трех раз бросались под колеса бешеные, ослепленные фарами сербские зайцы. Увернуться от безумного животного на скорости 120 км/ч — непросто, но могу честно сказать — ни одного зайца в ходе моего путешествия не пострадало.

Комментарии